Авторизация Забыли
пароль?
PolitBoard.com
Социальный портал политических дискусий  
Поговорить с народом в чате
◄►
Логин
Пароль
E-mail

Справочник патриота
Inomnenie Politboard

 В Луганске откроют памятник жертвам ОУН-УПА
Разместил  Анатолий Коржуев 7 мая 2010 в 8:26
Источник:  varjag-2007.livejournal    Автор:  Мирослава Бердник
Заканчивается подготовка к открытию в Луганске Памятника жертвам ОУН-УПА. Напомним, что еще в 2008 в Сватово был открыт памятный знак землякам-жертвам ОУН-УПА, а в одном из центральных парков областного центра заложен камень в основание будущего памятника. В 2009 прошел конкурс на лучший проект и вот сейчас процесс близится к завершению. Открытие планируется на 9-10 мая. Инициатором сооружения памятника выступил местный депутат-«регионал» Арсен Клинчаев, возглавляющий общественную организацию «Молодая гвардия».

На сайте города Сватово Луганской области с недавних пор открыт особый подраздел «Жертвы ОУН-УПА». Желающие могут ознакомиться по адресу: http://svatovo.lg.ua/people.html .

Вот некоторые истории из этого скорбного раздела:


Борзило Раиса Григорьевна
Комсомолка Борзило Раиса Григорьевна – выпускница Первомайской восьмилетней школы, а затем СШ №2 г. Сватово и Старобельского учительского института. 

Родилась в селе Первомайском Сватовского района. 

С детских лет Рая проявляла большой интерес к учебе и была активной участницей общественной жизни школы и своего села. 

Среди одноклассников она по-праву считалась лидером. 
Закончив учебу в школе Рая поступила в Старобельский учительский институт. Она хотела всю свою жизнь посвятить школе и она добилась своей цели. 

К сожалению жизнь её не была долгой. После освобождения украины Рая отправляется по комсомольской путевке в село Гаи, Пустомытовского района на Львовщине. Здесь, в местной сельской школе она работает учителем начальных классов. 

Дети и родители полюбили молодую учительницу. Раиса Борзило, сама будучи комсомолкой, задалась целью организовать в селе первую комсомольскую ячейку, сплотить вокруг себя сельскую молодежь. Это вызвало ненависть к ней со стороны «Бандеровцев», ещё недавно открыто хозяйничавших в этих местах, а ныне вынужденных прятаться от людей по лесам, нападая и убивая ночью. Неоднократно «вояки УПА» угрожали расправой Раисе, но она с уверенностью в своей правоте продолжала начатое ею дело, учила детей. Рая планировала связать свою жизнь с этим селом. Здесь она познакомилась с парнем, которого звали Олекса и, возможно, собиралась выйти за него замуж. Она не уехала назад, домой, на свою родину, не испугалась угроз бандитов. Тогда бандиты выполнили свое обещание. В декабре 1945 года Раиса Борзило была зверски убита боевиками ОУН-УПА. 

Бандиты издевались над учительницей, подвергли истязаниям, вырезав на теле пятиугольную звезду и выжгли глаза раскаленными углями, а затем убили. Её тело было обнаружено сельчанами только весной, когда растаял снег в поле. 

Память о своей учительнице Раисе Григорьевне Борзило чтут жители села Гаи и по сей день. В 1957 году распоряжением Министерства образования УССР её именем названа местная школа, где она работала учительницей, в 1967 году в центре села установлен мемориальный бюст с надписью «Віддала своє життя за наше щастя». Могила Раисы Борзило на сельском кладбище ухожена, к ней приходят и нынешние школьники. 

Помнят о своей землячке Рае Борзило и чтут её память и в родном селе Первомайском, где она родилась. Здесь её именем названа улица, а на школе, в которой училась Рая, установлена мемориальная доска. 



Груздо Клавдия Степановна 

Родилась в городе Сватово. В 1942 г. окончила учебу в Сватовской средней школе №6. В 1945 г. окончила Старобельский учительский институт, по комсомольской путевке отправилась работать учителем на западную Украину. 


Погибла в 1950 г. от рук бандитов из ОУН-УПА. 

1945 год. Старобельский учительский институт на Луганщине готовился к очередному выпуску молодых специалистов. В эти дни сюда пришла весть о зверском убийстве украннскими буржуазными националистами выпускницы института Шуры Перевышко. Эта весть особенно потрясла трех подруг, землячек Шуры — сватовчанок Раю Борзило, Клаву Груздо и Галю Житло. В тот надень девушки дали клятву: отдать все силы тому делу, за которое погибла Шура Перевышко. 

Закончились экзамены в институте, отшумел выпускной вечер. И вскоре комсомолка Клава Груздо получила учительское назначение на Львовщину, в село Запытив. На последний девичий вечер у старобельчанки Лидии Роговской собрались Рая Борзило, Клава Груздо, Маруся Можарова (Ктитарева), Даша Криворотько, Галя Житло (Коструба). Перебивая друг друга, писали свое послание-клятву в будущее: «Прожженная порохом войны, обстрелянная, искупанная в крови наша трижды счастливая комсомольская юность! Обещаем тебе быть верными твоим идеалам. Жить и творить добро людям…» 

Через 5 лет – 15 июля 1950 года обещали встретиться и рассказать, что полезного сделали в жизни. 
Не довелось в назначенный день и час, в полном составе, встретиться снова у Лиды… 
Враждебно встретили молодую учительницу орудовавшие в селе бандитыты-националисты из ОУН-УПА. Началась тяжелая борьба за влияние на жителей села. На уроках русской литературы Клава рассказывала о Пушкине, Лермонтове, Чехове, Маяковском, Шолохове... 

Подруги Клавы работали в других селах Львовщины, но девушки не теряли связи, переписывались, ездили друг к другу в гости. Вот запись в дневнике Галины Житло об одном из приездов Клавы: 
«28 июля приезжала Клава. Мы долго говорили, спорили, рассуждали. Говорили о любви и о бандитах, о модах и о хлебозаготовках, в которых принимаем активное участие. Клава рассказывала о Леонардо да Винчи, которым она страшно увлекалась, а я ей — о Белинском, философские размышления которого трогательно волнуют меня в этой глуши. Потом ели переспелые вишни и читали наизусть Есенина: 

...На закат ты розовый похожа 
И, как снег, лучиста и светла... 

Выстрелы на улице прямо под окном прервали чтение. Клава невозмутимо сказала: «Вот дряни. Не дали докончить!» 
Убит директор Яновского маслосырзавода, уполномоченный по заготовке Терентьев. 
С Клавой сплели венок, ездили на похороны в Янов». 
Погибла от рук националистов Рая Борзило. Но Клаву не испугали ни угрозы, ни побои, ни даже возможная гибель. 
Вот фрагмент воспоминаний сватовчанки Галины Кострубы, ветерана педагогического труда, однокурсницы Клавы Груздо и Раи Борзило по учительскому институту, которая также 20 лет работала учительницей на западной Украине, а затем возвратилась на родную Сватовщину и продолжала учить детей здесь. 

Як тяжко ми з Клавою пережили тоді загибель подруги (Раї Борзило). На зло всім ворогам подвоїли свою роботу, хоч не раз доводилось ночувати в людських стодолах. Пам’ятається перший приїзд Клави з Запитова до мене в село Поріччя. Пізнім вечором поїздом Львів-Яворів ми встали в селі Страдчі і добирались до мого дому. На містку через потік нас зустріли озброєні бандити. Зупинили. Направили зброю і запитали – Хто ви єсть? 
Не розгубившись я спокійно сказала, тамуючи в душі острах – Я вчителька Зонка Кульматицька. Прошу вас, мій дідуньо Речичанський ксьондз. (З Зонкою я жила в одному домі). А це моя колежанка Дануся, приїхала зі Львова до мене на гостину. 
- А де совєтки? 
- Не виділи. Чого не знаємо, того не мовимо. 
- Свої дівчата, по мові видко. Ідіть…» 

Однажды ночью в дом, где жила Клава, ворвались бандеровцы и вывели ее на улицу. В ее присутствии бандиты зверски издевались над од-ним из активистов, а затем убили его. Через некоторое время несколько бандитов снова ворвались ночью к ней. 

— Давай нам какой-нибудь подарок, — потребовал один ив них. 
— Мне нечего вам дарить, ответила девушка. 
Тогда бандиты нашли отрез мануфактуры и потребовали: 
— Отдай нам это своими руками. 
Клава спокойно ответила: 
— Если хотите, возьмите сами, мародеры! 
Жестоко избив ее, бандиты ушли. И так было много раз... 
Бандеровцы требовали, чтобы молодая учительница воспитывала детей в духе украинского национализма, ненависти к Советской власти. Но она не сдавалась. 

И ещё одно горе выпало на долю девушки. Во Львове познакомилась Клава с Алексеем Гаврилюком родом с Житомирщины. Они полюбили друг друга, но Алексею оставался ещё год отслужить в Германии. Он писал ей письма, лелеял мечту навеки соединить с нею свою судьбу.
Демобилизовался гвардии капитан, поехал к своей любимой. И в пути его настигла бандитская пуля. 

Через год Клаву перевели в село Дубье. Здесь она поселилась в доме простой сельской труженицы Мирославы Кацалай. И снова началась борьба с националистами. Девушка участвует в организации колхоза, читает лекции в сельском клубе, агитирует молодежь вступать в комсомол. Влияние сельской учительницы на крестьян росло с каждым днем. К ней обращались за советом по самым разнообразным вопросам, и она всегда помогала, чем могла. 

И здесь бандиты сделали попытку привлечь ее на свою сторону. В судебных материалах об убийстве Клавы Груздо есть такие данные: «Бандеровцы, стремились «перевоспитать» учительницу в националистическом духе или, хотя бы, запугать. Однажды ночью они окружили дом Кацалай. В комнату, где жила Клава вошел один из наиболее образованных националистов – атаман Кот, по кличке «Василько». Был долгий разговор, а скорее не разговор, а острая стычка на идеологическом перекрестке. Дали ей националистическую литературу и сказали, что зайдут через несколько дней. Клава немедленно сдала эту литературу в органы госбезопасности. Прошло два дня. Поздним вечером снова явились бандеровцы. 

— Ну что, надумала? 
— Нам не о чем разговаривать, — ответила Клава. 
— Отдай литературу. 
— А я ее сдала в органы. 
Один из бандитов сорвал со стены портрет Ильича и хотел разбить его. 
— Отдай! — рванулась к нему девушка. 

Удар тяжелого кулака свалил ее на пол. Когда она очнулась, бандитов в комнате не было. 
Наступила весна. Жители села все чаще стали поглядывать на юг, ожидая прилета аистов. Возле дома Клавы каждую весну поселялся большой красивый аист. Клава быстро подружилась с ним и даже кормила его из рук. И вот теперь она с нетерпением ждала возвращения пернатого друга. — Интересно, узнает ли он меня, когда вернется? — часто говорила девушка. В это время у сельской учительницы было много работы. Приближался день выборов в Верховный Совет СССР. Бандеровцы предупредили ее, чтобы перестала читать лекции, вести агитацию. Но Клава продолжала свою работу. 

Мартовским вечером Клава прочитала в клубе доклад об избирательной системе в СССР. Вернувшись домой, она села писать дневник, который аккуратно вела ежедневно. В начале двенадцатого ночи в двери постучали. 
— Кто там? — спросила Клава. 
— Откройте, — ответил женский голос. 
Клава открыла и упала, прошитая пулями бандитов Чернобая и Придыбы. 

Через несколько дней Клава Груздо была похоронена в районном центре — селе Заболотцы. На ее могиле пионеры местной школы посадили дерево. Вскоре молодая березка уже дала зеленые листки. А рядом на огромном дереве, в новом гнезде, поджав ногу, стоял большой красивый аист. Жители села Дубье утверждают, что это тот самый аист, с которым дружила Клава Груздо. 

В ноябре 1988 г. состоялось открытие памятника Клаве Груздо в с. Заболотцы Бродивского района Львовской области. В этот день сюда приехали и двое сватовчан, чтобы почтить память своей землячки. Это учительница Сватовской СШ №6 Валентина Сергеевна Кондратенко и учительница Галина Коструба. Здесь от имени учителей сватовщины они возложили букет белых хризантем к памятнику Клаве Груздо. Эти цветы она очень любила.

Был торжественный митинг, по окончании которого сватовчане поехали в село Дубье, в котором жила и работала Клава. Здесь, хоть и было воскресенье, их встретили учителя и дети в стенах новой школы, носящей имя Клавдии Груздо. Преподнесли хлеб-соль на вышитом украинском рушнике, Валентине Сергеевне подарили библиотечку. 
Здесь, в Дубье, сватовчане узнали и неприятную новость. Живет до сих пор в селе бандит Придыба, который вместе с Чернобаем по-зверски убили Клаву. Чернобая расстреляли, а Придыба, отбыв срок в тюрьме, возвратился в село и ходит по улицам, по словам людей, в черных очках, дабы ни с кем не встретиться взглядом. 

Потом все вместе пошли к Мирославе Ивановне Кацалай, в доме которой жила и погибла Клава. Горько рыдая Мирослава вновь вспомнила тот трагический день, как ворвались бандиты в дом, убили Клаву, а ей приказали молчать, пригрозив расправиться с дочерью. Но на суде Мирослава Ивановна опознала своих односельчан-убийц и дала свидетельства против них. Однако другие бандиты отомстили за своих друзей, поиздевавшись над её дочерью. 
После беседы с Мирославой Кацалай учителя из Сватово отправились в село Боротин, находящееся совсем недалеко от Дубье. Здесь, в Боротине, от рук украинских националистов погиб легендарный разведчик Великой Отечественной войны Николай Кузнецов. Здесь учителя побывали в доме-музее на месте гибели разведчика, возложили цветы к его памятнику. 

Сватовчане чтут память своей землячки Клавдии Степановны Груздо, трагически погибшей на западной Украине от рук вояков УПА. Свидетельством тому - бережно хранимые материалы о ней в Сватовском районном краеведческом музее


Данные по судебному делу об убийстве учительницы К.С. Груздо, уроженки Сватовского района Луганской области группой боевиков ОУН-УПА

Дело заслушано Выездной сессией Львовского областного суда.

  • Председатель суда; Н.П. Волянский
  • Обвинитель: прокурор И.Я. Колясников
  • Общественный обвинитель: А.В. Шунь, заведующий животноводческой фермой колхоза им. Кирова
  • Подсудимые: участники банды украинских националистов Чернобай, Придыба, Медьевский
  • Судебное заседание состоялось в колхозе им. Кирова села Ясеново Олесского района Львовской области
  • Дата преступления: 5 марта 1950 г.
  • Свидетели; Герасимов А.Н., бывший участник бандформирования украинских националистов, явившийся с повинной и порвавший с бандеровцами; 
    Кацалай Я., хозяйка квартиры, где жила и была убита Клавдия Груздо
  • Приговор суда: Чернобай осужден к высшей мере наказания - расстрелу, Медьевский — к 10 годам заключения в исправительно-трудовой колонии. Дело Придыбы в связи с болезнью обвиняемого рассматривалось отдельно. 

    Выписка из судебного отчета по делу об убийстве К.С. Груздо 

    «Свидетельские показания дает свидетельница Кацалай Я. 
    - Вечером 5 марта 1950 года, - рассказывает Кацалай, - я услышала, как кто-то стучит в комнату, где жила Клава. Я выглпнула, свет от лампы упал в коридор... Там стоял Придыба и Чернобай. Когда Клава открыла дверь, загремели выстрелы... 

    Свидетельские показания дает Гермасимов А.Н. 
    Он показывает что находясь в подполье ОУН неоднократно встречал бандита Черобая. Вооруженного пистолетом и немецкой винтовкой. Черобай вступил в банду в марте 1950 года и получил кличку «Павел». Герасимову известно, что главарь банды «Роман» получал Чернобаю убить участкового Петренюка и учительницу Груздо. 

    Прокурор: Кого принимали в банды ОУН? 

    Свидетель: Принимали тех, кто совершал преступление и убивал советских граждан. 

    Прокурор: Можете ли вы опознать, кому принадлежат дневники. 

    Свидетель: Эти дневники вел бандитский главарь Кит по кличке «Василько» Я узнаю его подчерк. Кроме того, я хорошо помню эту первую страницу со словами «Во имя Божье». 

    Прокурор зачитывает выдержки из дневника. 
    «1 января 1950 года. Мы нелегально укрываемся в бункере. В самом подполье положение очень тяжелое. Но есть надежда... Может быть, бог даст и начнется война... 
    8 января 1950 года. Мы... взяли две подводы и поехали на колхозный двор. Здесь «Богдан» и «Омелько» забрали телефон в конторе, а «Круг» и «Степан» в сарае зарезали четыре свиньи... На другой подводе поехали в магазин сельпо и через час приехали с товаром из магазина... все разделили между собой... 
    24 марта 1950 года. Делали расправу над дядьком, которого избили.... 
    6 апреля 1950 года. Пошли в Ясенов и я здесь организовал сапоги и пиджак у Соловия, а у Виды брюки и 100 рублей денег. 
    9 апреля 1950 года.. Пьянствовали... 
    10 апреля 1950 года. Продолжали пьянствовать». 

    Председательствующий: Подсудимый Черобай! Известны ли вам были указы правительства Советской Украины о помиловании, о явке с повинной. 

    Подсудимый отвечает отрицательно. С тем же вопросом председатель обращается к свидетелю Герасимову. 

    Свидетель: Неправду он говорит. Эти указы были хорошо известны всем бандитам. Очень многие тогда, в том числе и я, явились с повинной. 

    Председательствующий: Вы не были осуждены? 

    Свидетель: Нет. Я сразу получил работу и был счастлив, что наконец порвал с бандеровцами». 


    Данные получены из государственных архивов Российской Федерации, в том числе Центрального архива ФСБ России.

Кириченко Петр Григорьевич 

Сватовчанин, родился в 1912 году. Подполковник, старший оперуполномоченный НКВД. 


Убит бандеровцами 23 апреля 1945 года в местечке Заложцы. Вместе с ним от рук бандитов погибла его жена и двое новорожденных детей. 

К сожалению в Сватово уже не осталось родных Петра Кириченка, могущих рассказать больше, нежели известно на сегодняшний день. Сватовский краеведческий музей располагает лишь краткой историей гибели Петра Кириченка. 
Он возвращался из роддома со своей женой, которая недавно родила сразу двоих детей. На лесной дороге их перехватили бандиты УПА. Петр Григорьевич вступил в бой, но был ранен и схвачен бандеровцами. 
Бандиты на его глазах разорвали двоих его новорожденных детей, закололи ножом жену. Его самого расстреляли. 

Сейчас, в наши дни, многим трудно поверить в то, что такие зверства действительно творились на западной Украине. Тем более сейчас, когда вояк ОУН-УПА пытаются представить чуть ли не освободителями Украины и борцами за «незалежность» против «Московского панування». 
Но это на самом деле было, эти «идейные борцы» на самом деле совершали страшные преступления и не только против военных, но и против женщин, детей, стариков. 
Об этом свидетельствует житель города Сватово Борис Шарафан, воевавший на территории западной Украины в 1943 году.

 

ВАРВАРСТВО

 

Війна, 1943 рік. Військова частина, в якій мені довелося бути, готувалася змінити місце дислокації. Для підготовки нового місця командування вирішило відправити мене, як завідуючого складом паливно-мастильних матеріалів, та командира автороти Єременка. 
Водію Орешку було наказано заправити машину повністю та взяти із собою на всяк випадок дві каністри бензину. Штабний працівник Зац ознайомив нас с маршрутом, дав карту місцевості, де олівцем був нанесений пункт призначення. Потиснув нам руки, побажав щасливої дороги. Відправитися в дорогу ми вирішили вночі. 
Повечеряли, полягали спати. О третій годині виїхали. Дорога наша пролягала переважно через ліс. До сходу сонця встигли проїхати кілометрів сто. Знову в'їхали в ліс і відразу помітили три людські постаті, які. побачивши нас, юркнули в кущі. Нас це насторожило. Що за люди? У нас із собою два автомати і пістолет ТТ. Взявши зброю, кинулися за ними. Підбігли до того місця, де вони були. 
На землі стояло відро з водою і лежало якесь лахміття. А від побаченого потім ми вжахнулися. Праворуч на деревах побачили два жіночих тіла, прив'язаних головами вниз. З одного трупа хтось починав здирати шкіру. 
Порадилися між собою і вирішили проїхати до найближчого села, щоб сповістити про побачене. Що було потім — ми не знали. Лише через кілька днів стало відомо, що жертвами варварів стали дві жінки з одної військової частини. А через деякий час виявилося, що таку садистську розправу над невинними жінками вчинили бандерівці, засуджені трибуналом до смерті. Тому й вийшов наказ: без дозволу не залишати військових частин.


Вечная им память!

Новые комментарии     Комментировать Рейтинг 0

  Ivan комментирует новость#   8 мая 2010 в 8:50
Смерть бендеровцам!!!!
ответитьРейтинг 0
         . Пользовательское соглашение
© 2009-2010 LoGRoSS Labs