Авторизация Забыли
пароль?
PolitBoard.com
Социальный портал политических дискусий  
Поговорить с народом в чате
◄►
Логин
Пароль
E-mail

Inomnenie Politboard

 Зять Назарбаева: "Назарбаев особенно боится молодежь"
Разместил  Сергей Тихонов 24 декабря 2014 в 6:30
Источник:  respublika-kaz    Автор:  Денис Кораблев

Вопросы для этого интервью мы передали Рахату Алиеву еще накануне Дня независимости Казахстана, однако ответы получили только недавно. Что неудивительно — сегодня бывший зять Назарбаева находится в австрийской тюрьме. Тем не менее ответы не потеряли своей актуальности и раскрывают новые секреты семьи Назарбаевых.

Месть Горбачеву

- Рахат Мухтарович, в декабре казахстанцы вспоминают несколько драматичных событий в современной истории Казахстана и одна из них — это студенческие протесты в Алматы 16 декабря 1986 года. Вы сами в них не участвовали?

- Меня эти события застали в Москве, где я после завершения учебы в Алматинском государственном медицинском институте продолжал обучение в аспирантуре Московского медицинского института. Вместе со мной была и теперь уже моя бывшая жена Дарига Назарбаева — она училась в аспирантуре истфака МГУ.

Но я был в постоянном контакте со своим отцом — академиком Мухтаром Алиевым. Он тогда был министром здравоохранения и членом ЦК Компартии Казахстана, принимал участие в знаменитом декабрьском пленуме ЦК, заседание которого проводилось в Алматы с участием кремлевских кураторов (Разумовский и др.) На этом пленуме в течение 15 минут «открытым голосованием» членов ЦК Компартии Казахстана назначили первым секретарем (ЦККомпартии Казахстана) Геннадия Колбина и освободили (с этой должности) Динмухамеда Кунаева.

В конце декабря 1986 года мы с Даригой приехали в Алматы на Новый год. Вот тогда я узнал больше информации.

- И что Вам стало известно?

- Мой отец, например, рассказал, что вся документация из медицинских учреждений Алматы и области была похищена сотрудниками КГБ, в том числе из единственного морга судебно-медицинской экспертизы. Со всех главных врачей больниц взяли подписку о неразглашении данных о пострадавших или погибших в те дни.

- А что было на пленуме? Сам он голосовал за снятие Кунаева?

- Он мне говорил, что атмосфера была там накаленная, в зале стояла мертвая тишина, никто из местных не выступал, только москвичи. Обсуждения не было. Только открытое голосование в конце. Кто против — тот против линии партии. Он, как и все, наверное, смалодушничал, потому что прекрасно понимал, что будет исключен из партии и начнутся гонения, в том числе против детей. Но, кстати, копии статданных, поступавших в министерство 16—19 декабря, он отложил в свой архив.

Вообще нам необходимо собрать эти доказательства для истории, потому что многие из свидетелей тех событий уже умерли. Например, председатель КГБ Казахской ССР на тот момент Мирошник, который в 1992 году сбежал в Париж. Он очень много знал и был непосредственным куратором убийств и репрессий.

Когда я пришел в КНБ в 1999 году, архив уже был вычищен дважды. Первый раз до 1990 года основную часть архива вывезли в Москву на Лубянку. А оставшуюся часть Назарбаев забрал себе. Я только получил часть фотоархива и копии отчетов КГБ по запросам депутатов и их комиссий.

- А что в те дни творилось в доме Вашего тестя?

- Атмосфера тогда была настолько накалена, что в доме у Назарбаевых мы не могли свободно разговаривать — только в полголоса и при постоянно включенном телевизоре. Тогда впервые появились охранники из управления — офицеры Синицин и Ларионов, они охраняли или «следили» за Назарбаевым, который тогда был председателем совета министров Казахстана. Затем они стали первыми начальниками службы охраны президента.

Кстати, по приказу Назарбаева еще 1991 года за всеми руководителями КНБ и его охранки вплоть до самой смерти ведется негласное наблюдение.

Назарбаев в те дни был страшно не доволен, что Горбачев не его назначил на место Кунаева, ведь именно он многое сделал в плане его компрометации (сочинялись анонимки, раздавались взятки кураторам из ЦК КПСС, действовал через знакомства и друзей из политбюро и др.).

- Откуда Вам известно об этом?

- Мне сам Назарбаев сказал, что он готовился к назначению, но в последний момент Горбачев изменил решение. Тогда Нурсултан Абишевич дал инструкции ректорам вузов Алматы, в том числе КазГУ, выводить студентов на площадь!!!

- Так сильно обиделся на Горбачева?

- Скорее боялся, что и его снимут с должности, так как Кунаев поставил перед Горбачевым условием своего ухода на пенсию увольнение с должности и Назарбаева. Эти протесты нужны были Назарбаеву ради спасения собственной шкуры, но он не предполагал, к чему они в итоге приведут. На карту была поставлена его жизнь, а судьба студентов его интересовала меньше всего.

При этом он несколько раз выступал на бюро ЦК, показывал лояльность Колбину и Кремлю, утверждая, что он против демонстрантов, выступал и перед молодежью, — просил всех разойтись. Только его никто не слушал.

То есть Назарбаев действительно участвовал в организации декабрьских событий в 1986 году в Алматы, но только в качестве кукловода — манипулятора. И только ради своей выгоды. А когда увидел массовые убийства, то сразу дистанцировался и заявил о вине националистов. И именно с тех пор Назарбаев страшно боится массовых акций протеста, так как уверен, что они могут сбросить его с трона «лидера нации». И именно поэтому он переехал в Астану, где живут одни госслужащие, которые никогда не выйдут на протесты к его резиденции.

- Каким Вы помните тестя в тот период?

- Он буквально трясся, как осенний листок. Кстати, Сара Алпысовна именно из-за сильных переживаний тогда заболела сахарным диабетом. А Назарбаев в тот момент много жил в спортклубе ЦСКА (у Павла Новикова).

- Но борьбу за власть продолжил?

- Конечно. Геннадий Колбин, как оказалось позже, был алкоголиком, разгон и убийства казахской молодежи 16 декабря 1986 года произвело на него страшный эффект. Он понимал, что когда-нибудь ему нужно будет отвечать перед народом за эти события, поэтому только ждал удобного случая, чтобы сбежать в Москву. А Назарбаев в это время активно работал с партактивом, с интеллигенцией и регионами, и уже тогда вел борьбу с конкурентами, только уже казахами, которые оставались, и которых ему важно было дискредитировать в глазах Кремля.

Кстати, в то время ему доставил немало хлопот собственный корреспондент газеты «Правда» в Казахстане Альберт Петрушов своими статьями. Назарбаев даже через своего друга — заместителя редактора «Правды» и куратора в ЦК КПСС просил выгнать его из редакции.

- За что?

- Могу ошибаться, но, по-моему, за статью о том, что Назарбаева переведут на работу в Москву.

Сам себе праздник

- 1 декабря Казахстан отметил День первого президента. А Вы знаете, кто придумал этот праздник?

- Идею праздника давно вынашивал сам Назарбаев, а его окружение постоянно придумывало разные даты. Джаксыбеков предложил сначала 6 июля сделать праздником Назарбаева, но президент принял решение перенести его на 1 декабря с тем, чтобы народ буквально накрыть информационной волной. Он думал, что чем больше праздников будет в декабре, тем быстрее сотрется память в народе о Желтоксане и Жанаозене.

- Вы тесно общались с президентом Казахстана. Как на ваш взгляд возник культ его личности?

- Знаете, до 2005 года официальная супруга президента Сара Назарбаева была единственной, кто мог сдерживать Назарбаева. Она постоянно и даже за семейными обедами критиковала супруга за потакание своему окружению в создании культа личности. Она говорила Назарбаеву: «Не становись таким, как Ниязов в Туркменистане». Но после того, как его третья жена экстракорпоральным способом родила Назарбаеву первого сына, он слетел с катушек, и лично санкционировал создание культа своей личности.

- Как это выглядело?

- Кайрату Сатыбалды было поручено активизировать мусульманское движение, строительство мечетей за счет поборов с бизнесменов. Имамов обязали говорить, что Назарбаев чуть ли не помазанник божий. С этого времени среди казахов начали распространять аксиому: на небе господствует Аллах, на земле в Казахстане — Нурсултан Назарбаев. Он как царь Петр I для России, Ататюрк для Турции или Ли Куан Ю для Сингапура.

- Но почему именно эти лидеры были выбраны в качестве ориентиров?

- Задача была в том, чтобы распространять эти мысли среди молодежи, ведь люди, которые родились после распада СССР, не подвержены страху перед властью в тоталитарной системе. А в условиях глобализации и новых информационных технологий Назарбаеву трудно сдерживать цензуру. Молодежь не боится бронзового Назарбаева, может критиковать и сравнивать уровень свобод в Казахстане с Европой и Америкой.

Поэтому Назарбаев прекратил и свои эксперименты с отправкой студентов за рубеж, только если в магистратуру и докторантуру. Для него стало важным развалить систему высшего образования в Казахстане, сделать народ менее образованным. Ведь необразованной массой легче управлять через тотальную госпропаганду, мечети и репрессивные структуры — КНБ и МВД.

- Неужели Назарбаев всегда мечтал стать «лидером нации»?

- Назарбаев уже в 1995 году — после принятия новой конституции и роспуска парламента — сосредоточил всю власть в своих руках. Он страшно переживал из-за противостояния с депутатами во главе с Абдильдиным. Под лозунгом, что ему нужны срочные реформы в экономике, он зачищал политическое поле. Им двигал животный страх лишиться кресла президента. Он боялся влияния России, Ельцина и его окружения, но был очень зависим от Кремля.

Постепенно он расставил практически на все ключевые посты своих людей, и у парламента не осталось никаких сдержек и противовесов. Оперативным штабом по разгону парламента руководил Кайрбек Сулейменов, отвечавший в администрации президента за все правоохранительные органы. Были организованы прослушки телефонов, наружное наблюдение, депутатов избивали и использовались другие методы шантажа и дискредитации. И был подготовлен даже силовой вариант захвата Дома Правительства и Верховного Совета в Алматы — этот документ я читал в архиве Комитета национальной безопасности.

- Как Вы думаете, будет ли использована схема, которая много раз реализовывалась в ХХ веке, когда лидер страны после своей смерти бальзамировался и выставлялся для доступа граждан?

- В моем присутствии племянник президента Кайрат Сатыбалды поклялся на Коране, что построит Главную мечеть в Астане — видимо, на деньги от рейдерства и поборов, и что тело Нурсултана Назарбаева будет как «святое» лежать в ней на почетном постаменте. На что Назарбаев сказал, что он не собирается умирать, но был растроган.

Вообще, с возрастом Назарбаев превратился в маленького ребенка — очень чувствителен к лести и подаркам. Мне самому почти всегда, когда я с ним встречался, приходилось делать ему маленькие презенты, от которых Назарбаев приходил в хорошее настроение и становился более адекватным, мог прислушаться к моему мнению.

Кстати, именно так я протолкнул идею председательства Казахстана в ОБСЕ...

- И зачем Вам это председательство понадобилось?

- Я хотел, чтобы хотя бы выборное законодательство в Казахстане стало соответствовать стандартам ОБСЕ — базовым западным критериям. Но не вышло...

Личные ресурсы Назарбаева

- Авторитарная политическая система в Казахстане, как впрочем, и в России, стала главным тормозом для экономического развития республики. А лично Вы когда осознали, что авторитаризм стал проблемой для экономики Казахстана?

- Работая в КНБ я, по приказу Назарбаева, стал реформировать старую систему КГБ, создав новую спецслужбу «Специальная информационная служба — СИС». Для нее мы закупили новую спецтехнику из Израиля, которая позволяла осуществлять тотальный контроль за всеми видами связи и интернета. Стоила она 6 миллионов долларов. Деньги же на эту спецтехнику были получены от продажи российского ракетного комплекса «Точка-У» одной из западных стран.

И вот в рамках той информации, которая стала поступать ко мне, я осознал, что практически всеэкспортно-ориентированные предприятия и нефтегазовые ресурсы принадлежат Назарбаеву с его партнерами, якобы иностранными. На самом деле, «иностранные инвесторы», которые скупали все в ходе приватизации, были аффилированы с Назарбаевым, то есть конечным хозяином активов был он сам или его брат.

Конечно, это приводило к тому, что Назарбаев свои частные интересы ставил выше государственных. И в свою очередь приводило к стагнации в экономике и появлению неравных условий для других участников рынка природных ресурсов Казахстана. А затем Назарбаев стал планомерно ставить задачу поставить под его контроль сферу частных банков, чтобы не допустить финансирования оппозиции в стране.

- Раз уж разговор зашел о банках, как Вы считаете, был ли у сошзданного в 2001 году движения "Демократический выбор Казахстана", которое возглавили банкир Мухтар Аблязов и аким Галмыжан Жакиянов, шанс остановить развитие страны по пути усиления авторитаризма?

- Создание партии правого толка в Казахстане по примеру российской «СПС» было санкционировано Назарбаевым по предложению Алтынбека Сарсенбаева летом 2001 года. Предполагалось, что это принесет пользу Назарбаеву — в момент выборов в парламент объединить крупных бизнесменов, финансистов, технократов в одну партию.

Я был против ее создания. И в беседе с Сарсенбаевым поспорил, высказав точку зрения КНБ, что будет сложно контролировать лидеров новой правой партии. Но Алтынбек сказал, что Назарбаев дал согласие на нее, и что он лично будет отвечать за этот политический проект перед Назарбаевым, и что указание Марату Тажину уже дано, и чтобы я не препятствовал.

Конфликтовать с Алтынбеком и Тажиным я не стал — мы тогда были партнерами по одному бизнес-проекту— акционирование «Казтелерадио». Плюс я знал, что Назарбаев опирается на мнение Сарсенбаева во всех электоральных кампаниях. И даже в качестве подарка после президентских выборов в 1999 году практически за бесценок отдал Сарсенбаеву и Тажину филиал в Астане издательства «Дауыр», которое печатало все газеты в Астане.

После известных боев со мной под ковром в октябре-ноябре 2001 года появилось движение «Демократический выбор Казахстана».А я, Алтынбек и Тажин были уволены с должностей и потеряли влияние на Назарбаева.

- Что было дальше?

- Назарбаев сильно испугался ДВК во главе с Аблязовым после прямой трансляции с собрания общественности в здании Алматинского цирка. Он был дезорганизован. Я отошел от дел и занял «нейтральную позицию». Но Назарбаев ежедневно звонил мне, а не своей дочери, с требованием усилить контрпропаганду в моем частноммедиа-холдинге, особенно на «КТК». Государственные СМИ не могли конкурировать с ТАНом. Я соглашался, но своему другу, ныне покойному, Сергею Клещенкову сказал, чтобы он не предпринимал никаких действий. Однако потом усилиями КНБ и Абилова, который напрямую критиковал меня и мою семью, я поддался на провокации.

- Вы тогда играли на стороне власти?

- Я два раза на условиях конфиденциальности встречался с Мухтаром Аблязовым, один раз Назарбаев лично просил меня. Мы обсуждали с ним перспективы противостояния ДВК с Назарбаевым. Мы не были друзьями, но были знакомы еще со студенческих лет в Москве через моего друга Мухтара Джакишева. Я делился информацией с Аблязовым, полученной мной из КНБ от бывших коллег. Но в тот момент я был не готов к объединению с Аблязовым и другими в так называемой «политборьбе с агашками».

- Почему?

- В силу личных причин, семейных обязательств и наверное своих амбиций по созданию собственной партии — в последующем «АСАР», мы не смогли достичь договоренностей, но отношения с Аблязовым стали более доверительные. Я предупредил, что его скоро посадит по сфабрикованным делам Кайрбек Сулейманов (МВД), предлагал переехать в Москву и оттуда руководить ДВК. Но он отказался, сказав, что не может предать своих людей и готов стать политзаключенным.

Кстати, Кулибаев и Утемуратов были страшно довольны, что Назарбаев уберет их конкурента, а они отберут бизнес Аблязова в Казахстане.

- Вы жалеете сегодня о принятых тогда решениях?

- Тогда я был не готов поставить личные интересы выше общенародных, чтобы повернуть Казахстан на путь свободы от тирана Назарбаева. Если бы в тот момент хотя бы часть правоохранительной системы блокировалась с ДВК, то Назарбаева можно было бы законными политическими акциями сопротивления заставить уйти с должности. И, возможно, наша история пошла бы по пути Грузии, Украины, Молдавии и Киргизии — то есть Казахстан стал бы парламентской страной, с конкуренцией в политике, экономике и главное, эффективной борьбой с тотальной коррупцией и воровством средств у народа.

Время у оппозиции еще есть

- Допускаете ли вы, что младшие дети Нурсултана Назарбаева когда-нибудь смогут получить, завоевать или купить должность президента РК?

- У Назарбаева идея фикс - увидеть во главе Казахстана своего сына от третьей жены. А он упрям, и если поставит цель, то не мытьем, так катаньем своего добьется. Но только не этого!

Он ведь не Кощей Бессмертный. А после проведенной операции по поводу рака простаты и последующей радиотерапии в Германии и Израиле, он значительно сдал. Его состояние постоянного страха за свою безопасность и что потеряет контроль над страной, вызывает серьезную озабоченность у всех в Акорде. Но правовые основы передачи власти никак не обусловлены с точки зрения законов и конституции. Нет правил игры на случай его смерти, поэтому возможны абсолютно любые варианты.

Я считаю, что сегодня главный принцип в схватке за власть после Назарбаева — это постоянный доступ к его телу. Тот, кто закроет ему глаза, тот и может стать следующим президентом.

- А оппозиция в свою очередь закроет глаза на этот способ передачи власти?

- Оппозиция так и не смогла объединиться. Но время у нее еще есть! Нужно организовать единый фронт Сопротивления в Казахстане и за рубежом. Главная цель - подготовка к новым выборам, которые пройдут по старому сценарию — с массовыми фальсификациями. И нам надо добиться признания незаконности этих выборов, выйти на митинги протеста. Главное — сделать это повсеместно. Мы все знаем: жестокость Назарбаева по отношению к своим оппонентам и другому мнению — это другая сторона его трусости.

- Спасибо за интервью.

Новые комментарии     Комментировать Рейтинг 0

         . Пользовательское соглашение
© 2009-2010 LoGRoSS Labs