Авторизация Забыли
пароль?
PolitBoard.com
Социальный портал политических дискусий  
Поговорить с народом в чате
◄►
Логин
Пароль
E-mail

Справочник патриота
Inomnenie Politboard

 У Гоголя был смех, у Звягинцева - Pussy Riot
Разместил  Юрий Шмыга 23 января 2015 в 5:00
Источник:  4pera    Автор:  Виктор Лиходзиевский

В случае «Левиафана», как бывает, когда кино становится культовым прямо с порога, рецензентов так и тянет говорить обо всем («такова Россия, б…» - пример темы номер один) кроме самого кино. Но в случае «Левиафана» есть железобетонный аргумент. Фильма ведь не вышло. В первый раз у режиссера Андрея Звягинцева.

Фильм родился, любовно создаваемый творческой группой, и благополучно прожил около часа. Даже наварил смысла, но вдруг смысл набух и превратился в воду, как первоянварский снег за нашими окнами. А остаток сюжета и вовсе утоп где-то в Баренцевом море вместе с актрисой Еленой Лядовой.

«Единственного нормального лица в фильме», по предвзятому замечанию русского националиста Егора Просвирнина. Попытка Просвирнина пересказать на пальцах фабулу «Левиафана» - самая честная из тех, что мне довелось увидеть. Воспользуюсь куском его текста, потому что, во-первых, самому пересказывать лень, а, во-вторых, чтобы познакомить с действующими лицами читателей, которые в большинстве своем кино не смотрели, но уже про него наслышаны.

Итак, «местный чиновник (Роман Мадянов) с лицом Питера Гриффина (мультперсонаж. - авт.), науськиваемый местным же попом с лицом педофила-убийцы, пытается заставить местного мужичка с лицом алкоголика (Алексей Серебряков) за бесценок продать дом на берегу моря, чтобы построить на его месте храм. К мужичку с лицом алкоголика прибывает на подмогу его друг, московский адвокат с лицом бандита (Владимир Вдовиченков), у которого есть компромат на местного чиновника… На пикнике мужик с лицом алкоголика застает адвоката с лицом бандита занимающимся сексом с его женой с нормальным лицом (Елена Лядова), следует скандал. Попытки надавить на чиновника с лицом Питера Гриффина тоже ни к чему хорошему не приводят… Вскоре жена самоубивается со скалы об море…»

Кино как таковое, напомню, исчезает несколько раньше. Но поскольку около часа фильм очень даже был и подавал надежды внимательному зрителю, прежде чем излить на призера статусных фестивалей всю свою желчь, скажу о том, что удалось.

Начало кино очень удалось. Непостоянство границ фирменных звягинцевских кадров. Красивые томные планы вырождающейся глухой провинции. Когда сошедший с электрички столичный юрист вместо того чтобы идти вдоль платформы, перешагивает через маленькое ограждение, напрямую к встречающему его другу налицо - тоже удачный штрих. Во-первых, так все и делают, во-вторых, ведь Вдовиченков в самом деле приехал тут шагать через все преграды - юридические, клановые, моральные.

Дом у моста тоже хорош. Видно, что когда-то с любовью выстроен. Да и семиотика человека (чаще всего - мельника), живущего у моста, тоже известна: он есть источник альтернативной власти. Попутно намекается, что персонаж Серебрякова был совсем не прост когда-то, да и сейчас он чуть ли не единственный в городе, кто бросает вызов здешнему феодалу. Научил сына драться.

«Скоро ты от него не отмахнешься», - говорит жена, которая не без причин опознает в пасынке угрозу, прежде всего себе и своему миру. Кстати, отметим как удачную деталь изящную волосистость на лобке Елены Лядовой после прелюбодеяния. Где-то здесь сюжет подвисает на волоске (нет, не на одном из тех, на воображаемом), чтобы скоро ухнуть в море.

Культурологический контекст «Левиафана» широк и богат - от библейского Иова через философа Томаса Гоббса до реальной истории о том, как русский мужик Иван Анкушев убил мэра Илью Кельманзона. Истории, пославшей режиссеру Звягинцеву, по его признанию, первый сигнал вдохновения. Затем в процессе разработки идеи к Звягинцеву подключился враг русского человека и друг украинского олигарха Игоря Коломойского продюсер Александр Роднянский, и киношный Иван, в отличие от своего прототипа, погиб, не успев оказать сопротивления. А прогрессивный режиссер Звягинцев дает интервью, где о политических событиях отзывается так: «Я за ними не особенно слежу, но знаю, что приличные люди презирают телеведущих Владимира Соловьева и Дмитрия Киселева».

Спешу добавить в палитру культурного контекста и свою краску. По-моему, в «Левиафане» также есть и «Ревизор» Николая Гоголя.

Мэр и противостоящий ему «мельник» являют собой цельного городничего, а Хлестаков - конечно, Вдовиченков. Ради него Мадянов почти как в пьесе «Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить пренеприятное известие…» собирает местный истеблишмент. Вдовиченкову отдается и марияантонна/аннаандревна в одном лице.

Но, кроме шуток, главное совпадение с «Ревизором» в том, что в кино Звягинцева нет положительного героя. Точнее, он - за рамками повествования. Если у Гоголя был смех, то тут - Pussy Riot (далее именуемые просто Пуси).

Филигранно вставленные в фильм, они сначала появляются в телевизоре, который не смотрит пьяный Алексей Серебряков, а затем им посвящена финальная проповедь священника в храме, что построен на месте, отжатом у Серебрякова. Священник противопоставляет кощуницам «правду и истину», но поскольку, как мы помним, у него лицо педофила, да и вообще тип он неприятный, как и его паства, симпатии зрителя должны быть понятно на чьей стороне.

Пуси ведь для презирающих Соловьева и Киселева дороги не столько тем, что ногами в храме дрыгали, но тем, что отсидели за свободу всех либеральных «человеков мира», притесняемых рабами Русского мира. Эх, ради напоминания о двушечке Пуси не жалко и воображаемому русскому мужику 20 лет впаять. Тем более что для мужика же ничего не меняется, он и так заключен в «тюрьму народов». Заодно становится ясно, почему в фильме даются без малого документальные отчеты из зала суда, здесь ведь тоже отсыл к героическим плясуньям, когда приговоры и ответные слова подсудимых транслировали все «непрезираемые» СМИ.

Подобно тому, как соблазненные Лядовой пострадали два русских мужика, хороший режиссер Андрей Звягинцев оказался соблазнен передовой идеей Пуси.

К слову, никакой «государственный левиафан» без Лядовой с мужиками бы не справился. И когда она в море видит бултыхающееся чудище, она, конечно, смотрится в свое внутреннее зеркало. А то, что кино не вышло, видно на примере судьбы сына Серебрякова. Звягинцев обычно очень внимателен к детям (от «Возвращения» с двумя мальчиками и блудным отцом до «Елены»), но в «Левиафане» парнишку режиссер забросил на весьма странном кадре - заслонив подолом дебелой самки, что назвалась приемной матерью.

«Левиафана» - поклеп на русский народ!» - чаще всего кричит Рунет. Бросьте, нет там не то, что русского, а вообще никакого народа. Только Пуси.

Новые комментарии     Комментировать Рейтинг 0

         . Пользовательское соглашение
© 2009-2010 LoGRoSS Labs