Авторизация Забыли
пароль?
PolitBoard.com
Социальный портал политических дискусий  
Поговорить с народом в чате
◄►
Логин
Пароль
E-mail

Справочник патриота
Inomnenie Politboard

 Почему Обаме не под силу то, что сделал Рейган
Разместила  Саша Тарунова 30 мая 2016 в 7:53
Источник:  vz    Автор:  Дмитрий Дробницкий

В воскресенье исполнилось 28 лет с даты исторического визита Рональда Рейгана в Москву в 1988 году. Я и не вспомнил бы об этой некруглой дате, если бы не яркий контраст между тогдашним уходящим президентом США и нынешним.

Рейган всегда был точным в определениях и искренним в своих суждениях. В 1983 году он действительно считал Советский Союз «империей зла».

В 1988-м – нет. Он приехал в СССР мириться и постепенно, не спеша договариваться о дальнейшем разоружении. Это был дружественный визит, в ходе которого и соглашений-то особенно никаких подписано не было (что-то там о студенческом обмене и зонах рыболовства), но после него весь мир выдохнул – «холодная война» была окончена, «горячей» не будет.

До развала СССР было еще относительно далеко. Да и не разваливать Советский Союз Рональд Рейган приехал. Он приехал определить статус отношений двух держав и вектор их дальнейшего развития. Статус: осторожная дружба. Вектор: мир и сотрудничество.

Уж как клеймили Рейгана за это на его родине! Известный консервативный мыслитель Уильям Бакли (1925-2008) в преддверии визита через созданное им в свое время издание National Review уговаривал президента либо отменить полет в Москву «под любым предлогом», либо, если уж встреча с «комми» неизбежна, принять на вооружение одну тактику: «давление, давление и еще раз давление». А когда Бакли услышал в прямом эфире, что президент более не считает СССР «империей зла», то и вовсе стал сравнивать происходящее с сюжетами из известного романа Джорджа Оруэлла.

А ведь Бакли – один из идеологов современного американского консерватизма. Чтобы понять, как думают Пол Райан, Митт Ромни или Джон Маккейн, надо читать Уильяма Бакли. Лишь под конец своей жизни критик американо-советского сближения признал правоту Рейгана и собственную ошибку. Как вспоминал его друг Джеффри Харт, Уильям осознал трагедию консервативного движения, которое не смогло дистанцироваться от администрации Джорджа Буша-младшего, сделало воинственность частью своей идеологии и поддержало войну в Ираке.

Впрочем, давние соратники Рейгана и многие члены его команды полностью поддержали президента. Либертарианец Рон Пол, который был активным сторонником Рональда Рейгана еще на праймериз 1976 года (которые тот проиграл), хоть и разошелся с главой государства во взглядах на экономику и дефицит бюджета, потепление отношений с СССР поддержал. В своей недавней книге «Мечи на орала» Пол однозначно описывает Рейгана как гораздо меньшего «ястреба», чем Билл Клинтон и Джордж Буш-младший.

Такие видные сподвижники Рейгана, как Патрик Бьюкенен, Дана Рорабахер и Пол Крейг Робертс, считают империалистическое поведение американских лидеров конца XX – начала XXI вв. «ошибкой» и «катастрофой», вызванной отходом от «духа рейганизма».


«Я посвятил практически всю жизнь тому, чтобы победить коммунизм… Мы не старались быть врагами народу России, мы боролись с советской угрозой…


В марте 2014 года, когда в Палате Представителей обсуждался так называемый билль о помощи Украине, Рорабахер был единственным, кто резко выступил против санкционного давления на Россию. Вот что он сказал:

И вот теперь у нас сложилась ситуация, в которой отчетливо видно противоречие национальных интересов. И вместо того, чтобы попытаться сыграть конструктивную роль, мы раздуваем вражду. Многие люди… не понимают, что у России есть свои национальные интересы, так же как у нас есть наши национальные интересы, что мы должны искать пути к сближению в мире и дружбе, отдавая себе отчет в том, что мы две великие державы, у которых есть угрозы национальным интересам».

Рональд Рейган активно боролся с коммунизмом, исходя из глубоко религиозных убеждений. Посетив СССР, он почувствовал, что коммунистической угрозы больше нет. И не потому, что несколькими месяцами ранее было ратифицировано очередное соглашение о сокращении ракетных вооружений, а потому что понял, что экзистенциального врага уже не существует.

Нэнси Рейган позже вспоминала, что на Рональда произвело неизгладимое впечатление посещение храмов Кремля и Свято-Данилова монастыря. Приятно удивлен был лидер США и общением с советскими людьми на Красной Площади, Старом Арбате и в стенах МГУ.

И поэтому на прямой вопрос корреспондента, считает ли он, что Советский союз является «империей зла», Рейган честно ответил: «Нет». Когда его попытались «поддеть», мол, а как же слова, произнесенные в 1983-м, президент с обезоруживающей искренностью сказал: «Я говорил это о совсем другой империи».

Несмотря на то, что многим в Вашингтоне не понравился «новый Рейган», президент продолжал стоять на своем. Сила его авторитета была настолько велика, что весь свой первый (и, как оказалось, единственный) срок Джордж Буш-старший в целом придерживался линии своего бывшего патрона.

Уже рассуждали о будущем «американском веке» в Овальном кабинете неоконы, уже зрела в недрах администрации зловещая доктрина Вулфовица, но даже расширение НАТО на восток все еще было запретной темой, потому что, уходя, Рональд Рейган оставил недвусмысленное завещание: жить в мире и дружить.

Нынешний президент США, начавший как безусловный миротворец, оставляет миру весьма невнятное послание.

Желая застолбить свое внешнеполитическое наследие, он к концу своего второго срока развил на международной арене бурную деятельность. Заключение сделки с Ираном, возобновление дипломатических отношений с Кубой, первый официальный дружественный визит во Вьетнам…

Стоит признать, что при всей половинчатости достигнутых договоренностей и очевидном недостатке времени для завершения начатого, сделано все-таки немало. Взять хотя бы ирано-американские отношения. Их потепление серьезно подрывает позиции Саудовской Аравии и прочих монархий Персидского Залива как одного из главных центров силы на Ближнем Востоке.

Не стоит забывать, что главный мозговой центр так называемой «арабской весны» находился именно в Эр-Рияде, а не в Вашингтоне. Кроме того, пройдет лет десять, и освобожденный от санкций Иран станет новой точкой бурного экономического роста, перспективы которого сложно переоценить. Так что почти наверняка услышим об «иранском экономическом чуде». Не говоря уже о том, что без участия Ирана ни о какой победе над ИГИЛ и прекращении гражданской войны в Сирии речи быть не может.

Кубинский и вьетнамские проекты не менее перспективны. Они начаты относительно недавно, и поэтому следующий президент США все еще может их закрыть. Однако здесь хотя бы ясна позиция уходящей администрации: искать взаимопонимание и пути сближения позиций.

В чем ясности нет совершенно, так это в российско-американских отношениях. Обама и его подчиненные упорно отказываются называть происходящее между нашими странами «новой холодной войной», хотя журналисты и эксперты по всему миру только об этом и говорят. Придуман даже новый термин – «холодная война 2.0».

Но лауреату нобелевской премии мира, президенту, избравшемуся под лозунгами «Надежда» и «Перемены», пославшему в Москву кнопку «перезагрузки», очень сложно признать, что он умудрился настолько испортить отношения с Россией, что они вернулись чуть ли не во времена «железного занавеса». Пропаганда может сколько угодно трубить об «агрессивном поведении Путина», но наедине с собой Обама не может не признать: виной всему его собственные просчеты и неспособность справиться с обидами.

Охлаждение отношений между двумя странами начались задолго до присоединения Крыма. Сначала случилась история с Эдвардом Сноуденом, который рассказал журналистам о тотальной слежке АНБ за гражданами США, бежал и получил убежище в нашей стране. Затем Россия перехватила инициативу с сирийским химическим оружием. Каждый раз Обама попадал в цугцванг – такую ситуацию, в которой любой ход ведет к негативным последствиям. Обама обижался все больше и больше. Дело дошло до того, что под надуманным предлогом США чуть было не бойкотировали сочинскую олимпиаду.

Все это было до переворота в Киеве. До крымского референдума. И до начала конфликта на Донбассе. Санкций еще не было, но отношения уже были хуже некуда. Более того, в 2015 году издание The New York Times опубликовало журналистское расследование, из которого следовало, что переворот на Украине в тайне от Обамы подготовили неоконсерваторы (ключевую роль сыграла небезызвестная Виктория Нуланд) и часть разведсообщества США. Президента Соединенных Штатов поставили перед фактом, когда деваться было уже некуда.

Обама, начавший свое президентство с обличения американского диктата в отношении других стран и пламенной речи в Праге в 2009 году, обещая человечеству мир и процветание, в результате оказался в самых плохих отношениях с Россией за последние 25 лет. Даже когда заканчивалось президентство Буша-младшего и к власти рвался стопроцентный «ястреб» Джон Маккейн, отношения были лучше.

Хуже всего в сложившейся ситуации то, что американцы и большинство жителей планеты не понимают, что конкретно происходит между нашими странами. Это временное ухудшение отношений? Простые разногласия? «Милые бранятся только тешатся»? Или полноценная «холодная война», которая всерьез и надолго?

Если это все же «холодная война», то тогда на территории раздираемой гражданской войной Сирии шла бы по крайней мере гибридная война между нами и США. Но ничего подобного нет. Наоборот, обе страны совместно принуждают стороны конфликта, не связанные с ИГ, к заключению мира. Но если это не «холодная война», то к чему эти санкции и враждебная риторика? Почему до сих пор не объединены силы для борьбы с международным терроризмом?

И пока эта неясность не преодолена, мир будет разваливаться на части. И кто получает от этого дивиденды? Прожженные натовские бюрократы, прибалтийские ультрас, украинские националисты, исламские террористы…

Справедливости ради надо признать, что Брака Обама внутренне не склонен к агрессивности. Но и приструнить своих «ястребов» он тоже не может. У него не получилось наладить отношения с Россией, и он предпочел не попытаться снова, а попросту не делать ничего. Он отвернулся от проблемы, как будто ее не существует.

Сложно себе представить, чтобы себя так вел Рейган. Еще сложнее сегодня представить дружественный визит Обамы в Москву. Хотя, казалось бы! Страны тогда доверяли друг другу куда меньше. Да и взаимных претензий накопилось значительно больше, чем сейчас. Тех же ядерных боеголовок было больше. Люди наших стран не общались, не знали друг друга. Да и санкции тогда были – не в пример нынешним.

Украина, Сирия, Сноуден – все это такие мелочи по сравнению с тем грузом, который висел на плечах лидеров СССР и США в 1988 году. Каждая точка на карте за пределами территорий стран-участниц НАТО и Варшавского договора была проблемной и спорной.

Тем не менее, Рейган решил приехать и протянуть руку. Мир, по его мнению, стоил всех взаимных обид. Но для этого надо быть Рейганом. Обама, увы, – не Рейган.

Так что придется полгодика подождать.

Новые комментарии     Комментировать Рейтинг 0

         . Пользовательское соглашение
© 2009-2010 LoGRoSS Labs